Лучшие публикации

Новый год в сентябре

О том, что такое индикт и как давно на Руси празднуют Новый год в сентябре, рассказывает Ксения Сергазина.
Мы венчались 14 сентября. Этот день в церковном календаре отмечен как «Начало индикта сиречь новолетия», по старому стилю — 1 сентября. Начиная с 1492 года и до 1700 года именно в этот день на Руси отмечали Новый год, перенеся празднование с 1 марта на 1 сентября. Что же такое индикт и индиктион, какая между ними связь и какая разница?

Миротворный круг
В книге «Конструктивные принципы древнерусского календаря» А.Н. Зелинский пишет, что «календарь пришёл на Русь из Византии вместе с введением христианства и был известен под названием „миротворного круга,“ „церковного круга“ или „великого индиктиона“; в своей основе он был юлианским календарём, который в свою очередь уходил корнями в культуру Древнего Египта». [1] Миротворный круг включал в себя 532 года — число 532 рождалось из перемножения 19‑летнего «круга луны» (circulus lunae) и 28‑летнего «круга солнца» (circulus solis). Смысл этого умножения заключался в том, что полученный период в 532 года «представляет собой такой цикл, по истечении которого даты пасхальных полнолуний 14 нисана падают на те же дни седмиц и числа месяцев». [2] В Византии этот период в 532 года называли индиктионом, на Западе — «великим кругом» (circulus magnus), на Руси — «миротворным кругом». Традиция возводит его к Никейскому Вселенскому собору 325 года, на котором принимались важные для христиан всего мира решения — в первую очередь Символ веры и общая пасхалия. «И составиша и написаша круг великий на пятьсот на тридесять и два лета, и уставиша праздновати Святую Пасху, такоже ныне по обычаю держим», — сказано в древнерусских святцах эпохи Алексея Михайловича о решениях Никейского собора. [3] «С астрономической точки зрения, — пишет А.Н. Зелинский, — суть никейской реформы календаря заключалась в том, что в юлианскую систему лето исчис ле ния, строго ориентированную по Солнцу (то есть исходящую из средней величины солнечного года в 365,25 дня), было введено „лунное течение,“ то есть движение Луны со сменой её фаз. Последнее было вызвано необходимостью точной фиксации главного христианского праздника Пасхи и связанных с нею переходящих двунадесятых праздников. Но Пасха христиан в свою очередь исторически зависела от ветхозаветной иудей ской Пасхи, которая со времён Моисея праздновалась ев рея ми только в полнолуние. Вот откуда возникла необходимость в церковном календаре христиан соединить ритм Луны с ритмом Солнца». [4] «По сути дела, церковный юлианский календарь и был великим идиктионом, или миротворным кругом», — пишет он.

Индикт
«Великий индиктион, — по словам А.Н. Зелинского, — обладает ещё одним весьма примечательным свойством: во всех пасхальных вычислениях
присутствует одна величина — индикт». Индикт — это период в 15 юлианских лет, употребление которого в системе налогового обложения Византийской империи возводят ко времени Константина Великого. По преданию, церковь в благодарность за прекращение гонений ввела индикт в пасхалию. «Введение в великий индиктион третьего, независимого периода в 15 юлианских лет (помимо периода в 19 и 28 лет) превращало цикл в непериодический, как не кратный числу 15, — считает А. Н. Зелинский. — Поэтому для восстановления полной повторяемости исходных величин (то есть 19, 28 и 15) необходимо было их перемножить. Таким образом получалось, что только по прошествии 15 великих индиктионов по 532 года каждый все исходные данные пасхального цикла вернутся на круги своя». [5] Этот цикл в 7980 лет (532 × 15 = 7980) А. Н. Зелинский предлагает называть «вселенским пасхальным циклом», или «великим миро творным кругом» и напоминает, что в науку о хронологии этот древний цикл вошёл только в конце XѴI века (почти одновременно с григорианской реформой календаря) под названием юлианского периода. Ввёл его хронолог Жозеф Скалигер (1540 – 1609), который настаивал, что «только юлианская календарно‑хронологическая система может обеспечить непрерывный счёт дней в мировой хронологии» (одно из качеств великого миротворного круга заключалось в том, что счёт дней в нем можно вести непрерывно и последовательно в течение всего периода в 7980 лет — именно поэтому счисление юлианскими днями лежит в основе всех хронологических астрономических расчетов, направлены ли они в прошлое или в будущее [6]). «Отличие юлианского периода Скалигера от великого миротворного круга, — пишет А. Н. Зелинский, — заключается лишь в том, что Скалигер выбрал отправной точкой своего цикла 1 января 4713 года до н. э., а первый индиктион традиционной церковной пасхалии начинается с „Сотворения мира,“ то есть c 1 марта 5508 года до н. э.» [7]. Резюмируя главку, посвящённую «юлианскому периоду», А. Н. Зелинский сетует на то, что «тот самый период, без которого не может обходиться астрономия и хронология наших дней, был признан папой Григорием XIII не пригод ным для календаря» [8].

Март или сентябрь?
А. Н. Зелинский отмечает, что в Византии, на Руси и в Западной Европе до григорианской реформы пасхальный год начинался с 1 марта, потому что именно с мартовскими новолуниями традиционно было связано определение 1 нисана иудейской Пасхи и, соответственно, 14 нисана христианской Пасхи. Но, считает он, есть и ещё одна причина начинать год с 1 марта: «год, начавшийся с 1 марта, кончается 28, а в случае високосного года — 29 февраля, это значит, что добавочный високосный год оказывается привязанным не к началу года (как в календаре Юлия Цезаря), а к самому его концу, как в календаре египетских христиан — коптов, а также эфиопов» [9]. Согласно церковной традиции, именно 1 марта 5508 года, в пятницу, был сотворён Адам — «в он же ден согрешил» (и поэтому первый год мироздания, как считали древние хронологи, «начинался не с воскресенья, а с пятницы, потому что до грехопадения нельзя было говорить и о времени в человеческом смысле»).
На 1 сентября Новый год был перенесён Иваном III в 1492 году (в 7000 году от сотворения мира), на 1 января — Петром I в 1699 году, что не только всколыхнуло волну протестов, но и породило народные представления о Петре как об Антихристе. А последний осенний Новый год на Руси отпраздновали, таким образом, 1 сентября 1699 года.

[1] Зелинский А.Н. Конструктивные принципы древнерусского календаря. М., 1996. С. 5.
[2] Там же. С. 33 – 34.
[3] Цит. по: Зелинский А.Н. Конструктивные принципы древнерусского календаря. М., 1996. С. 33.
[4] Там же. С. 8.
[5] Там же. С. 39.
[6] Там же. С. 40.
[7] Там же.
[8] Там же.
[9] Там же. С. 43.
Круг Луны
«Если первый и, по существу, единственный доселе используемый в мире солнечный календарь был создан египетскими жрецами, то первый лунно‑солнечный календарь был создан, по‑видимому, вавилонскими астрономами, достойными преемниками халдейских звездочётов. Движение Луны достаточно сложно. Предвычисление её фаз на более или менее продолжительные периоды требует достаточного запаса астрономических знаний и многовековых наблюдений, а соединение лунного и солнечного циклов в календаре может считаться крупнейшим достижением древней астрономии, связанной с календарным делом. Связать ритм ночного светила, Луны, олицетворяющей во многих древних космогониях женское начало мира, с ритмом его космического антипода, мужского светила, Солнца, и при этом выразить эту связь в таких математических величинах, которые могли бы лечь в основу лунно‑солнечного календаря, — именно так можно сформулировать эту задачу древних.
Прежде всего, для того, чтобы построить лунно‑солнечный календарь, надо было достаточно хорошо знать среднюю длину лунного месяца (29,53 суток) и солнечного года (365,25 суток). Знание этих основных календарных величин уходит в глубокую давность. Они были известны в Вавилоне уже в середине III тысячелетия до н. э. Но из знания этих величин вытекала и основная задача лунно‑солнечного счисления: уравнять, насколько это возможно, величину лунного месяца и солнечного года, то есть, иными словами, найти для этих двух единиц времени наименьшее общее кратное. Задача эта осложнялась тем, что ни лунный месяц, ни солнечный год сами по себе не содержат целого числа суток, в то время как наименьшее общее кратное этих величин должно было отвечать этому требованию.
В своём окончательном виде такой период был найден почти одновременно на Востоке и на Западе — в Древнем Вавилоне, в Древней Греции и в Древнем Китае — в середине I тысячелетия до н. э. Им оказался знаменитый 19‑летний лунный цикл, который в историю астрономии вошёл под названием «Метоновского цикла.» Сущность этого цикла заключалась в том, что для уравнения лунного календаря с солнечным на протяжении 19 лунных лет семь раз вставлялся дополнительный (эмболисмический) лунный месяц. Иначе говоря, на двенадцать 12‑месячных лунных лет (то есть содержащих 354 дня) приходилось семь 13‑месячных (то есть содержащих 384 дня) лунных лет. Все эти выводы резюмируются в лунно‑солнечном уравнении Метона, которое гласит:
19 лунных лет Метона = 235 лунным месяцам Метона = 6940 суткам = 19 юлианским солнечным годам.
Что для нас практически может означать это равенство? А то, что через каждые 6940 суток (или 19 лунных лет Метона) фазы Луны будут падать на те же числа юлианского солнечного календаря. Таким образом, например, если в год Никейского собора новолуние пришлось на 1 марта 325 года, то спустя 19 лет оно тоже придется на 1 марта, но уже 344 года. Для пасхальных вычислений подобные расчёты играют первостепенную роль.
Соотношение знаменитого греческого астронома Метона можно считать одним из шедевров мировой астрономии. Именно оно лежит в основании всех лунно‑солнечных календарей, как древних, так и существующих доныне. Однако вряд ли нужно сомневаться в том, что соотношение это уходит своими корнями в Древний Вавилон. Уже шумеры около 2400 года до н. э. вставляли время от времени добавочный месяц в свой лунно‑солнечный цикл, а знаменитый Хаммурапи (ок. 1760 г. до н. э.) издал по этому поводу специальный указ"
Зелинский А.Н. Конструктивные принципы древнерусского календаря. М., 1996. С. 8 – 9.
Об устройстве календаря см. также: Ковалёв А. 1000000 дней нашей эры // Мир музея. 2014. №12. С. 53 – 54. Мир музея. 2015. №2. С. 54 – 55. Мир музея. 2015. №4. С. 50 – 52.
Печатается по: Ксения Сергазина. Новый год в сентябре // Мир Музея. 2018. №9. С. 30 – 31.