Статьи

Встретить в Африке рассвет

В ноябре 2022 года было подписано Соглашение о сотрудничестве между Российским государственным гуманитарным университетом и зимбабвийским Институтом африканских исследований (INSTAK). Оно предполагает участие российских специалистов в создании Музея освобождения Африки в Хараре. О  том, как продвигается работа, рассказывает директор Музейного центра РГГУ, профессор кафедры музеологии Ирина Баканова.

- Ирина Викторовна, почему именно РГГУ пригласили к участию в этом проекте?

Ирина Баканова: Сотрудничество РГГУ с африканскими партнёрами — одна из самых ярких страниц в истории университета. Этому способствует работа в университете нескольких научно‑образовательных центров, ориентированных на африканский континент: Центра египтологии имени В. С. Голенищева, Центра изучения древних цивилизаций Судана и Центра прикладной африканистики. Международное сотрудничество в РГГУ осуществляется в рамках договоров с зарубежными образовательными организациями из стран Европы, Америки, Азии, Африки, стран СНГ. В частности, РГГУ — член Российско‑Африканского сетевого университета (РАФУ): он был образован для создания единого образовательного пространства с африканскими странами по инициативе Минобрнауки России в августе 2021 года. Это флагманский проект Минобрнауки России на Африканском континенте. Сегодня РАФУ насчитывает уже 46 российских, 11 зимбабвийских образовательных и научных организаций и один университет из Уганды. Возможность участия сейчас рассматривают такие страны, как Малави, Гамбия, Сенегал, Лесото, Судан, Алжир, Центрально‑Африканская Республика и ЮАР.

К тому же проект наш — междисциплинарный, а в РГГУ традиционно сильные специалисты в области архивоведения, истории, музеологии, политологии.

- Чем именно занимаются российские специалисты?

Ирина Баканова: Во время подписания Соглашения мы получили предложение начать совместно прорабатывать возможность первой выставки в ещё не родившемся музее. Её рабочее название — «Россия и Африка — дружба сквозь время». Выставка будет посвящена участию Советского Союза и современной России в освободительной борьбе африканских народов. Разделы формируются по нескольким направлениям: политика, экономика, участие в военных событиях, женская солидарность, образование, культура, спорт. Наши коллеги во главе с Ф. Г. Тараторкиным ведут поиск документов во всех главных архивах Российской Федерации (ГАРФ, РГАНИ, РГАЛИ, РГАКФД и других).

В процессе работы над экспозицией выставки в Республике Зимбабве в рамках сотрудничества с Институтом африканских исследований и Национальной галереей Зимбабве РГГУ создаёт междисциплинарную научно‑образовательную программу на базе международного учебно‑научного центра прикладной африканистики, кафедры современного Востока и Африки факультета востоковедения и социально‑коммуникативных наук, Музейного центра РГГУ, факультета истории искусства, факультета архивоведения и документоведения РГГУ. Цель программы — подготовка образовательных курсов по гуманитарному развитию современной Африки в рамках направления подготовки 58.04.01 «Востоковедение и африканистика»; в том числе предполагается создание программ дополнительного образования. Надеемся, что это будет способствовать обмену знаниями и компетенциями с зимбабвийской стороной, привлечению в РГГУ новых студентов.

- Это будет временная выставка или постоянная экспозиция?

Ирина Баканова: По договору, это выставка. Но когда мы стали обсуждать детали, африканские коллеги сказали, что они очень хотят, чтобы наша выставка легла в основу постоянной экспозиции музея. В ноябре это была лишь декларация о намерениях — о том, что зимбабвийцы приступают к созданию Музея освобождения Африки. Для этого выделен большой участок земли в составе огромного комплекса, где к тому же будет возведён первый на Африканском континенте монумент, посвящённый победе СССР в Великой Отечественной войне (проект Студии военных художников имени М. Б. Грекова). Но вместе с тем комплекс будет включать в себя концертный зал, зоопарк и другие развлекательные объекты, супермаркет и рестораны.

- Правильно ли я поняла, что вас пригласили делать музей, здание которого ещё не построено?

Ирина Баканова: Когда наши коллеги, директор Центра прикладной африканистики А. Н. Зотин и его заместитель Д. В. Борисов в составе большой делегации Министерства науки и образования впервые приехали на место в сентябре 2022 года, там был лишь вырыт котлован. Но стройка ведётся очень быстро, и когда мы обсуждали проект в феврале 2023 года непосредственно на площадке, часть здания уже была практически готова. Мы увидели пространство, где разместится выставка. Нам выделили площадь в 400 квадратных метров. Для архивно‑документальной выставки это очень много. Организовать пространство, имея на руках преимущественно плоскостной материал, — непростая задача. Для того чтобы такая выставка была интересна широкой публике, важно придумать её образ. Мы нашли художника‑проектировщика, который по нашему техническому заданию сделал очень убедительный проект экспозиции. Согласно условиям договора, я пока не могу его показать, но поверьте, там много интересных и подчас неожиданных придумок. Музей планировалось открыть в этом году, к июльскому саммиту, но пока ещё не завершена подготовка здания.

- Создавая этот проект, вы опирались на приёмы, которые используются в практике российских музеев, или были какие‑то местные особенности, которые приходилось учитывать?

Ирина Баканова: Практика российских музеев сегодня мало отличается от практики музейно‑выставочной работы других стран. И наши коллеги из Республики Зимбабве знакомы с этим опытом, они участвуют в Венецианской биеннале и других музейных фестивалях, делают выставки в крупных зарубежных музеях, так что их трудно удивить. Африканцы создают музеи по всем правилам музейной науки, выстраивая не просто некий визуальный ряд, но создавая определённый срез времени. К примеру, в музее схожей тематики — Музее апартеида в Йоханнесбурге (ЮАР), — где нам удалось увидеть историю апартеида с момента его утверждения в 1948‑м до отмены в 1994 году, посетителю с первых шагов предлагают посмотреть на тему с разных точек зрения. Ты покупаешь билет и не знаешь, ты покупаешь его как белый человек или как чёрный. Одному из наших коллег достался билет для чёрных, мне — билет для белых. И вот мы параллельно идём по коридору, разделённому сеткой‑решёткой, а на ней размещены фотографии политзаключённых, которые были брошены в тюрьмы за свои убеждения, за борьбу за независимость. Это такое своеобразное приглашение к размышлению. Оба пути ведут в зал, где посетителей встречает выставка, посвящённая Нельсону Манделе — символу борьбы за права человека вне зависимости от цвета кожи.

Бросается в глаза, что в музеях очень много мультимедиа. Очень популярен сторителлинг. И для нашей выставки в Хараре мы делаем ряд интервью с военными специалистами, которые были в тренировочных лагерях или принимали участие в боевых действиях в африканских странах в их борьбе против колониализма. Африканцам эта идея очень понравилась, потому что они не видели этих людей, они остались вне поля зрения музейщиков. А для них эти истории очень важны. Сейчас мы находим этих героев, вместе с коллегами из Института масс‑медиа и рекламы РГГУ снимаем и монтируем их воспоминания, готовим субтитры и переводим их на английский.

- Возвращаясь к образу первой выставки создаваемого музея, какие основные идеи по вашему замыслу она должна транслировать?

Ирина Баканова: Возвращение России в Африку — одна из важнейших стратегических задач. А одна из главных объединяющих идей — это то, что Россия никогда не была колониальной страной. И африканцы это очень ценят. Россия никогда не пыталась подчинять себе Африку — ни политически, ни экономически, ни культурно. Напротив, она всегда была ключевым союзником африканских стран и народов в деле национально‑освободительной борьбы против колониализма и неоколониализма со времён англо‑бурских войн (1899 – 1902). Поэтому в основе нашего сотрудничества с коллегами из Республики Зимбабве лежат идея деколонизации, понимаемой как борьба с негативными последствиями многовекового колониального господства стран Запада, а также принцип межкультурного и межцивилизационного диалога равных партнёров. Нам хотелось сделать мягкое вхождение в тему, чтобы обычные люди пришли на выставку и увлеклись визуализированным рассказом о взаимоотношениях наших стран.

Есть ещё один важный момент. Российские исследователи и художники издавна романтизировали Африку. Все, кто там бывал когда‑нибудь, даже с вполне практическими целями, так или иначе были увлечены познанием нового мира, природы, людей, — и отсюда, возможно, сложилось романтизированно‑клишированное восприятие Африки. А теперь, когда мы стали более прагматично подходить к выстраиванию диалога с африканскими странами, хочется уйти от клише, но не от романтики как таковой. Ведь само понятие романтики связано с молодостью. По данным современных исследований, Африка — самый молодой континент, там рождаемость в три раза превышает смертность. К 2050 году 50 процентов молодого населения планеты будут проживать в Африке. Поэтому так важно устанавливать новые связи с людьми, которые будут составлять значительную часть населения планеты.

- А какие были самые яркие впечатления от посещения континента, от природы, людей?

Ирина Баканова: Когда мы готовились к поездке, нас многие предостерегали, что Африка — небезопасный континент, и надо быть настороже. Но зимбабвийцы очень доброжелательны, и от общения с ними осталось очень тёплое чувство.

Однако когда мы прилетели в Йоханнесбург (ЮАР), взяли в аэропорту такси до Музея апартеида и попросили водителя дополнительно показать нам достопримечательности, оказалось, что этого сделать нельзя. Таксист сказал, что может лишь довезти нас до остановки, откуда отходит туристский автобус. На наш недоуменный вопрос почему, прозвучал ответ: потому что там есть охрана. То есть туристам небезопасно самостоятельно перемещаться по городу.

Конечно, в Зимбабве впечатляет природа: нигде и никогда я не видела таких причудливых скал, как в Национальном парке Матомбо, грандиозные скульптурные формы незабываемы! Красная почва — самых разных оттенков, заросли акаций и железного дерева, другие неведомые кустарники и деревья — мы были в Зимбабве в период дождей. А баобабы и термитники вызвали просто детский восторг! В Матомбо мои спутники бегали по следам носорога, из окна машины мы видели антилоп и бабуинов, зависших в небе чёрных орлов.

И, конечно, самое яркое впечатление — встретить в Африке рассвет, как в популярной песне группы «Браво» 1990‑х годов про оранжевый галстук. Мы отправились из Харара в Булавайо на арендованной машине, нас ждали в Национальной галерее на переговоры, оттуда доехали до водопада Виктория, увидели живописные берега Замбези — только ради этого стоило работать над африканским проектом! На обратном пути дважды пробили колёса, и в ожидании службы техподдержки нам пришлось ночевать в машине на пустынной дороге. Это было запоминающееся приключение — ночь, вокруг никого, мы одни на дороге в чужой стране...

Печатается по: Встретить в Африке рассвет. Беседа Ларисы Плетниковой с Ириной Бакановой // Мир Музея. 2023. № 7. С. 9 – 12.

На фото: Ректор РГГУ А.Б. Безбородов и директор Института африканских исследований (INSTAK) — директор Музея освобождения Африки К.Т. Музавази. Подписание Соглашения в зале Учёного совета РГГУ. 3 ноября 2022 г.

На обложке: К. Килсон. Птица умрёт. Холст, акрил. 190 × 280. Современное искусство в Национальной галерее Зимбабве в Хараре.