Статьи

«Украина» в Севастополе

О традициях кинопоказа в советское время, об истории кинотеатра «Украина» и о вхождении его в состав Музея обороны Севастополя рассказывает Сергей Шуневич, начальник отдела технического сопровождения культурно‑массовых мероприятий музея.
Сергей Леонидович, давно ли вы в Севастополе и давно ли в этом музее?
Сергей Шуневич: Работу в кинопавильоне музея мне предложил в 2012 году директор музея Александр Александрович Рудомётов. В Севастополе я, можно сказать, что с рождения, с 1973 года, поэтому пропитался его духом полностью. Мы жили в воинской части на Максимовой даче, и там был клуб. И я, если говорить о моей киношной жизни, будучи пацаном, наверное, лет с 12 прибегал в клуб к матросам, в воинскую часть, они меня научили демонстрировать фильмы, и я вместо них крутил фильмы, мне это было интересно. И вот с того времени и по сей день я никак не могу остановиться.
Мне ещё не было 14 лет, а я окончил курсы кинодемонстраторов узкоплёночного кино и пришёл сюда, в кинотеатр «Украина», по достижении 14 лет работал помощником киномеханика. Здесь получил третью категорию, потом пересдал на вторую и уже когда уходил в армию, имел первую категорию, то есть полноценную высшую категорию для киномеханика. Впоследствии я окончил кинотехникум с красным дипломом и поступил в Севастопольский приборостроительный институт (тогда это был Государственный технический университет), на специальность инженера‑механика.
В 1988 году я пришёл в кинотеатр «Украина» помощником киномеханика, а спустя много лет, в 2015‑м вернулся сюда уже совсем в другом статусе — как заведующий отделом. В то время Музей героической обороны и освобождения Севастополя получил этот кинотеатр в оперативное управление.
В какой момент кинотеатр закрыли?
Сергей Шуневич: Последний раз кино здесь показывалось ещё при Украине, в 2006 году. Но тогда, к сожалению, кинотеатр был в неприглядном виде. С 1955 года в здании не было капитального ремонта, плюс, как на всём постсоветском пространстве, было принято сдавать помещения в аренду — здесь был и ночной клуб, и ярмарки, а вот как таковой культурной жизни не было, акцент делали на торговлю и на зарабатывание прибыли, кино здесь практически уже и не осталось. Так что культурная жизнь кинотеатра, можно сказать, закончилась с уходом Советского Союза.
Это первый кинотеатр в Севасто­поле?
Сергей Шуневич: Первым вновь построенным кинотеатром после войны в 1949 году был двухзальный кинотеатр «Победа». Но городское руководство, в том числе и Управление кинофикации, к которому относились кинотеатры и кинопередвижки, понимало, что есть необходимость срочно открыть второй кинотеатр, и было принято решение о строительстве ещё одного кинотеатра на месте развалин старого двухэтажного дома между улицами Ленина и Пушкина. Первоначальное название кинотеатра — «Центральный», он носил имя района, в котором располагался. Строительство кино­теат­ра началось в 1953 году по проекту архитектора Зои Иосифовны Брод. В процессе строительства в 1954 году — это был год 300‑летия воссоединения Украины и России — Никита Сергеевич Хрущёв решил переименовать ряд объектов, в том числе и кинотеатр. С новым названием «Украина» он был открыт в 1955 году. Открытие было приурочено к празднику 7 ноября, но в силу разных обстоятельств открыли кинотеатр только в конце ноября.
Если говорить в целом о городских кинотеатрах, с приходом к власти президента Украины В. Ющенко, стали активно бороться со всем что связано c Россией, в том числе и в кино. Фильмы присылали на украинском языке, принципиально, но мы — в тот момент я работал главным инженером коммунального предприятия «Кино­видео­про­кат» Севастопольского городского Совета, — мы дублировали фильмы опять на русский язык, делали монтаж и синхронно с кинопроектором воспроизводили цифровую фонограмму. И аэто продолжалось в течение четырёх лет.
Это огромная работа.
Сергей Шуневич: Трудоёмкая работа и огромные деньги: записать, наложить звук... Киномеханики должны были в два раза больше выполнять работы — и свою основную, заряжать, и ещё контролировать, что идёт на экране, чтобы звук совпадал с артикуляцией актёров. Была даже придумана своя технология.
Каким раньше был кинотеатр?
Сергей Шуневич: «Украина» была в то время особенным кино­теат­ром. Он работал как с новыми фильмами, первоэкранными, так и фильмами прошлых лет, и его любили за то, что можно было посмотреть здесь и трофейного «Тарзана» и фильмы из коллекции Госфильмофонда. Мы работали по линии Киноцентра в советское время — была такая организация, — и публике эти фильмы очень нравились.
Одна из «фишек» этого кинотеатра была в том, что Любовь Григорь­ев­на Краснова, директор кинотеатра, для того, чтобы выполнить план, периодически ставила в репертуар французскую комедию «Большая прогулка» (1966), и люди знали, что через месяц или через два можно будет ещё раз посмотреть любимый фильм с Луи де Фюнесом на большом экране.
Когда строили кинотеатр, у него экран был в глубине, и мы специально восстанавливали колонны, которые были варварским способом разбиты и частично утрачены. Мы всё это реставрировали, и когда показываем старые немые фильмы, перед сценой поднимается новый экран, на сцене всё раздвигается, устанавливается второй экран, и мы показываем хронику в геометрии экрана того времени.
Единственное, что мы ещё не успели доделать, — это одежду сцены. У нас большие планы на это пространство, раньше мы показывали спектакли, декорации ставили, даже кино у нас снимали.
Сейчас в зрительном зале размещена гребёнка пола с шириной ступеньки 1,5 метра, а раньше пол был под наклоном, уходил в ноль к экрану, перед которым была деревянная сцена. Первые ряды оказывались практически вплотную к сцене — и всё равно все зрительские места были заняты.
Расстояние тогда между сиденьями было 90 сантиметров от спинки до спинки, был такой стандарт в советское время.
В моей памяти осталось, как кинотеатр работал и днём, и ночью: первый сеанс в кинотеатре «Украина» начинался в шесть утра (показывали «Кинг‑Конга», две серии, копия фильма была одна — и мы успевали перебросить её в соседний кинотеатр «Се­ва­сто­поль», на Корабельной стороне: полфильма проходило в одном кинотеатре, потом фильм везли во второй кинотеатр, а здесь ставили вторую часть, заканчивали, это называлась «переброска» — с одной фильмокопией работало несколько кинотеатров). Последние сеансы начинались в 23 часа. Плюс были сеансы с показом фильмов на языке оригинала — показывали кино из Польши, Венгрии, недублированные. Нам привозили монтажные листы с переводом на русский язык, отпечатанные на пишущей машинке. В зрительный зал выходили проекционные и смотровые окна, у одного из окон я садился с монтажным листом и читал закадровый текст в микрофон. Когда ты читаешь день, два, три, неделю один и тот же текст, возникает вопрос: почему бы его не записать на магнитофон? Осуществляли запись на магнитную ленту и потом уже просто включали звук, но скорость проектора никогда не совпадала со скоростью магнитофона, приходилось всё равно кому‑то сидеть на магнитофоне, чуть‑чуть подматывать, либо притормаживать для того, чтобы в каких‑то точках звук совпадал. Работа очень трудоёмкая, но интересная. К чтению привлекали наших актёров, они пробовали себя в качестве актёров дубляжа, но у них спектакли, графики съёмок, не всегда получилось быть на сеансе — и приходилось нам, работникам кинотеатра, самим читать текст.
В кинотеатре «Укра­и­на» — впервые в СССР — в 1984 году открылось кинокафе «Незабудка». Об этом писал журнал «Советский экран». В кинокафе стояла кинопередвижка, за 40 минут до начала очередного сеанса там показывали мультфильмы, киножурналы, научно‑популярные фильмы, развлекательные программы... В начале карьеры я сидел как раз в малой аппаратной, показывал перед сеансами короткие кинопрограммы. В кинокафе продавали мороженое, кофе, орешки — меню было стандартное, в то время были жёсткие требования к меню.
А сейчас здесь и музей, и кинотеатр в одном?
Сергей Шуневич: Конечно. У нас и название «Ретрокинотеатр». Мы понимаем, что из кинотеатра с одним залом невозможно сделать супер­кино­театр, он неконкурентоспособен, не выдаст столько развлечений, сколько можно сделать в торговом центре, и самое главное — мы не ставили перед собой такую задачу.
Мы продолжаем в каком‑то смысле традиции кинопавильона, который находился на Историческом бульваре возле здания Панорамы обороны Севастополя. Здание было построено в 1960‑х, и там демонстрировали тематические фильмы, в том числе по обороне Севастополя — как первой (в Крымскую войну), так и второй обороне (в Великую Отечественную). Считалось, что посетители, которые ожидают экскурсии в здании панорамы, могут перед осмотром экспозиции эмоционально подготовиться. Гвоздь программы по сей день — первый художественный полнометражный фильм Александра Ханжонкова и Василия Гончарова «Оборона Севастополя» 1911 года. В кинопавильоне этот фильм показывали с комментариями научных сотрудников.
Сейчас кинотеатр — один из шести объектов Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Музей‑заповедник героической обороны и освобождения Севастополя», на базе которого находится региональное отделение Российского военно‑исторического общества в городе Севастополе.
Научная работа в вашем отделе тоже ведётся?
Сергей Шуневич: Да, мы ведём научно‑исследовательскую работу — по старым архивным киноматериалам и фотоматериалам. Мы собираем всё, что может тем или иным образом рассказать об истории Севастополя. В силу того, что мы — структура музея, к нам многие обращаются с просьбой при­ехать и забрать старые киноматериалы и фотографии. И вот в груде плёнок, которые собирались выбрасывать, мы находим редчайшие материалы, связанные с историей города, с людьми, которые имели непосредственное отношение к обороне Севастополя. Мы находим старые фильмы, оцифровываем сами или передаём материалы на государственное хранение в Красногорский архив кино­фото­доку­мен­тов, а они в соответствии с законодательством нам предоставляют копию в том формате, который нам необходим. Если мы видим, что копия уже в плохом состоянии, требует химической обработки, мы отправляем к ним в кинолабораторию.
Как 35‑миллиметровые ленты оказываются в личных фондах, откуда у народа такое?
Сергей Шуневич: В Севастополе очень много было предприятий и учреждений, которые работали в разных отраслях, в том числе и на Министерство обороны СССР. После распада СССР документы попадали в частные руки или попросту были выброшены, а кто‑то их подбирал и хранил... Сейчас пришло время эти материалы собирать. Работы у нас много.
Один из проектов, о котором я сейчас вам говорил, — это «Оборона Севастополя». Мы восстанавливаем фильм, ищем недостающие фрагменты этой картины. Буквально вчера нам прислали киноматериал, связанный с ветеранами Первой обороны, которые идут на Братском кладбище на Северной стороне Севастополя. Мы понимаем, что это кадр, который не попал в основную хронику, связанную с приездом Николая II в Свято‑Никольский храм на северной стороне. Это 1911 год, и есть основание полагать, что снимал хронику оператор Луи Форестье — он был вторым оператором у А. Ханжонкова при съёмках фильма «Оборона Севастополя».
То есть вторая камера?
Сергей Шуневич: Да. Они были первыми, кто применил съёмку с двух камер.
Кто выбирает репертуар — музей или вы сами?
Сергей Шуневич: Мы занимаемся репертуаром сами. Сохраняя статус ретро­кино­теат­ра, мы стараемся показывать, как и раньше, и новые фильмы, классику отечественно­го и зарубежного кино. Приоритет отдаём отечественному кино, в нашем репертуаре вы не увидите американских фильмов ужасов. Кинорепертуарная политика, кото­рая была в советское время работает и сейчас.
Севастополь – Москва.
Печатается по: «Украина» в Севастополе. Беседа Ксении Сергазиной с Сергеем Шуневичем // Мир Музея. 2023. №12. С. 27 – 29.